«Конец детства», или пару страниц из дневника моей памяти за прошедшие выходные

Как и многие представители человечества, которым жизнь (в силу благоприятных условий) дала возможность писать и читать — я это делаю. Сразу отмечу, что с особым удовольствием, не идущим ни с чем в сравнение. Я всегда расценивала это как дар: не талант, а именно подарок. Это то, чему меня научила моя мама. И, вероятнее всего, передала с большой любовью. Иначе, как объяснить то чувство, которое я испытываю от самых обычных, казалось бы, вещей?! Давно известно миру: когда что-то делается с такой отдачей — люди чувствуют разницу. Так вот: каждое мое слово пропитано любовью к моей матери. За поставленной точкой следует большая смысловая запятая, но далее вы не прочтёте какого бы то ни было перечисления, хотя всё последующее выступает пояснительной запиской.

С раннего детства я веду дневник — с отчаянным непостоянством, а значит в характерной мне (порой до смеха и слёз) манере. Эти дневниковые записи словно дублируют мою жизнь в пережитых мною образах, сохраняя её не только в памяти, но и на бесчисленном количестве бумажных листов разнообразного цвета, размера и фактуры. Последнее десятилетие эти «дубликаты жизни в словах» все чаще отражаются на экране монитора. Как сейчас, например.

Весь некий сакральный смысл этих самых воспоминаний, нашедших отражение в словесной оболочке, как раз в том, чтобы быть записанными. Признаюсь, люблю читать про свою жизнь. Когда выступаешь читателем, все видится иначе. Многие из нас привыкли смотреть на себя со стороны. Хотя бы иногда, правда? 

Теперь речь пойдёт не только о моей маме, но и о папе. Я напишу для своих родителей. Через время и расстояние. Мои невысказанные вслух мысли путешествуют со мной.

Мои родители и их первенец - я!

Мои родители и их первенец — я!

Если отнестись к своей жизни как к их творению, то я могу попробовать взглянуть на неё другими глазами. Что я вижу? Я сделана по их образу и подобию. И, знаете, в переплетении этих двух людей я отчетливо вижу себя.  Порой иду на ощупь, не вижу, но чувствую, падаю от неведения и поднимаюсь от озарения. Я родилась у бабушки, прожив первые годы своей жизни в месте под названием Данко. Знакомо это имя? Уверена, большинство читали. Если нет — спросите, я укажу пальцем и на автора, и на произведение, и на героя. А ведь мои родители — это то самое сердце, самоотверженно вырванное из груди, чтобы осветить своей любовью мою дорогу. Я напишу сейчас то, что станет зелёным сигналом для моих слёз.   Моя мама читает мой блог, а мой папа — нет. И это не его выбор. Поэтому, я знаю, что она прочтёт это для него. Сейчас сотру воду этой грусти со своих щёк.

И вы сотрите одним взмахом и улыбнитесь, я прошу.

«Глаза слепы, одно лишь сердце зорко» (Антуан де Сент-Экзюпери)

На протяжении некоторого времени сегодня в дороге я держала в руках несколько исписанных вдоль и поперёк листов бумаги. Что-то я печатала бегло в заметках iPad’а, что-то перепечатала из рукописей. Я уже дома в Санкт-Петербурге, на этой маленькой улице Петроградского района. Я здесь и сейчас. А прошедшее за последний месяц кажется дивным сном…

Планировала прилететь утром сегодняшнего дня в Москву и задержаться на пару дней. Думала продолжить закономерное течение этого путешествия в детство, в зиму, в прошлое. Планы изменились по воле случая.

Я сохраню это здесь. Пару страниц из дневника за прошедшие выходные:

17 января 2015 года

Уже глубокая ночь, в соседней комнате спят родители.

Примерно через  сутки наши с ними сердца в унисон будут переживать глубочайшее чувство подкравшейся внезапно разлуки. Она всегда поджидает, облачаясь в свои одежды заранее. Ещё задолго до своего выхода. Как будто делает вид, что никуда не спешит. Вдруг она прогоняет прочь все дни былых встреч. Теперь она смотрит грозно прямо в глаза: они опустятся, или вовсе закроются, согласятся. Но сердце с разлукой близких не согласно, поэтому оно плачет. Чаще всего, глаза тоже. За компанию. И это, несомненно, случится вновь.

Прошёл месяц как я взмахнула крыльями навстречу к родительскому гнезду. В окружающем нас мире птиц великое множество. И разумеется, это сравнение неслучайно. Мою семью отличает глубокая привязанность и преданность.  Я видела таких птиц. С кукушками у нас ничего общего. И это я называю семейным счастьем.

Меня окружает тишина, но внутри меня слышится пение. Я вспомнила песню Childhood’s End — Pink Floyd. Включу её и послушаю. (Она прикреплена к посту, жмите треугольничек выше — прим. автора.)

Забавно, если перевести её для родителей, то они поймут хотя бы эту мою бессонницу. И разве тут уснёшь?

О чём она? О том, что детству — конец. Да, детство закончилось. Оно уже позади не только для них, но и для меня.

Что я слышу в этих строках?  То же, что и наяву сейчас, по правде. Неслучайно она всплыла в моей памяти то ли удочкой, на которую попалась наживка собственных внутренностей, то ли якорем, за тяжестью которого именно сейчас можно пойти ко дну. Хотя бы на эти несколько минут, пока песне не придет конец.

 Она о том, что и я кричу во сне, когда цена столь высока. Задаюсь вопросом, останется ли совесть чиста, если её подвергнут испытаниям. Я просыпаюсь и вздрагиваю от биения своего сердца. И, да, я один человек под этим самым небом, всего два уха, всего два глаза. Я отправляюсь в плавание через целое море далеких мыслей и воспоминаний. Детство закончилось, а фантазии сливаются с суровой реальностью. Вот именно, стоит поднять парус, когда глаза стали влажными. И эти невысказанные страхи подталкивают сделать решающий выбор.

А мелодия все еще продолжает свой танец со словами.

Кто вы и я, чтобы утверждать, что знаем причину, почему так происходит? Кто-то рождается, а кто-то умирает под этими небесами. Будет война, будет мир. Но всё однажды прекратит своё существование. Все железо заржавеет. Все гордецы превратятся в пыль. И как с остальным, время всё исправит. Так же, как эта песня закончится.

Одна лишь песня способна раскрыть тайну внутреннего молчания, когда своими словами, казалось бы, не выразить. И всё становится на свои места.

Предельно ясно, в чем смысл всего существования, поскольку он так прост. Я не всегда так живу, но стремлюсь, чтобы жить именно так. Как? Всего-навсего, чтобы мои родители мною гордились. Потому что у меня так и никак иначе: семья — превыше всего. А у семьи друг перед другом есть обязательства. Я выполню свою часть. Я буду стараться. Хотелось бы продлить жизнь этой любви. Ох, как я заговорила!

18 января 2015 года

Из Ноябрьска до Сургута мы с родителями ехали на машине (около 4х часов). Мама собрала нас как в поход (смеялись, что с нами и первое, и второе, и компот). Подъехали к аэропорту, а в зале регистрации нас ждала новость о задержке рейса на 7 часов. Опа, вернулись в автомобиль. Было решено поспать часа четыре, как мы и поступили. Калачиками, сгибами, зато в тепле и подальше от чужих глаз. Когда проснулись, дружно ликовали от имеющегося разнообразия для завтрака: и пицца, и картофель в кожуре, и даже соленые огурцы.

Расстроил аэропорт Сургута, не имеющий установленных временных рамок, с которыми они бы справлялись. Одно ожидание за другим. И так каждый раз (а я раза 4 летала, могу обобщить). Оценила рейс бюджетной авиалинии Аэрофлота «Победа» — вполне хорошо. За 3,5 часа не кормят, зато сервис на борту на высоте. Приземлившись во Внуково, терпение (а скорее — нетерпение) взяло надо мной верх, а силы сыграли со мной в игру «на исходе». Что еще добавить:  прошедший (ровно) месяц символично стремился завершить эту поездку именно сегодня. День в день. Отсчет от 18 декабря до 18 января считать закрытым. Что я решила? Поставить точку. Не рисковать быть в дороге в последний день Луны, он мог быть злым. Но не терять больше ни дня (ни доброго, ни злого) на пути к заветной цели.

Я получила багаж и побежала на посадку. Вот он ближайший рейс в Петербург, вечером буду дома. Да будет так. И, да простит меня за моё решение мой друг. Он ждал, а я не приехала. И снова «в другой раз». Теперь я не узнаю, от чего наверняка была бы в восторге. От гостеприимства — само собой, но что-то я наверняка упустила. Но выбор я сделала сиюминутно.  Порой я не сдерживаю обещаний.

О, мне так повезло с попутчицами (2 из 3 сидений в ряду). Я даже не заметила, как время пролетело. А все началось с того, что им принесли вегетарианское меню, а так как у меня не было времени об этом позаботиться, то было интересно, как с этим у Трансаэро обстоят дела. Полюбопытствовала, а в итоге они меня угощали, о родном Иркутске поведали, изумительной красоты фотографии окрестностей о. Байкал показали. Доброжелательные Аня и Маша зарядили меня энергией места силы, я теперь мечтаю там побывать при первой же возможности. 

Встретила меня моя любимая сестра, с безупречными зубами, которыми я впервые любовалась после снятия её брекетов. Непрекращающиеся путевые рассказы всего обо всём на пути домой. А тут ждал любимый кот Стьюи, который от радости (тешу себя иллюзиями) словно с ума сошел. Что тут скажешь, путешествия заряжают. Никогда не знаешь, чем оно тебя наполнит в дальнейшем, какой толчок даст. Я полна энергии и приступаю к реализации этого потенциала в правильном русле. Пожелайте мне удачи!

По правде, все было пропитано неким дурманом детства, который тут же улетучился, когда я осталась наедине с собой. Я снова слушаю Childhood’s end и улыбаюсь так, словно что-то задумала. Так и есть.

До встречи на улицах городов, на борту самолетов — везде, где нам с вами хорошо несмотря ни на что. Я научилась испытывать это «хорошо» везде вокруг. Жизнь преподносит приятные сюрпризы взрослому ребёнку.  Живу, играючи! Настало время прыгнуть выше головы? Пожалуй!

Ваша Я.Я.

There are 2 comments for this article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.